Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru
Новичок «Локомотива» Иван Чехович в интервью KHL.ru рассказал о мотивах ухода из «Торпедо», желании стать «двусторонним» игроком, тренировках с Дацюком и «химии» с Жафяровым.

Иван Чехович — один из наиболее ярких молодых игроков КХЛ. Проведя несколько лет в Северной Америке, он вернулся в Россию и провёл два результативных сезона в составе «Торпедо». В это межсезонье Чехович перешёл в «Локомотив», ярославцы отдали за него Александра Дарьина, права на Дениса Яна, Владислава Фирстова и Максима Летунова, а также денежную компенсацию.

«Когда тренировался с Дацюком, все отдыхали в перерыве, а он наматывал круги вокруг стадиона»

— Как проводите отпуск? Уже приступили к тренировкам?
— На самом деле у меня летний период, как правило, проходит тяжелее, чем в сезоне. Я начал тренироваться ещё в олимпийскую паузу. Тренер давал мне задания. Слетал отдохнуть, после чего возобновил тренировки. Помимо стандартной схемы «земля + лёд» я теперь ещё работаю с реабилитологом. Залечиваю с ним мини-травмы. Так что за исключением одного выходного, который в воскресенье, провожу по две-три тренировки в день.

— У вас есть личный тренер, а теперь и тренер-реабилитолог. Откуда такой скрупулёзный подход?
— Когда играл в Америке, где нет традиционных для нашего хоккея сборов, нашёл себе тренера. Тогда же нашёл тренера на льду. А теперь дошёл до реабилитолога. Закачиваю с ним мышцы, чтобы в сезоне было проще.

— Обычно хоккеисты задумываются о таком подходе к своему здоровью уже после 30 лет.
— Можно сказать, учусь на чужих ошибках. Хоккей в принципе травмоопасный вид спорта. Я стал получать повреждения, и понял, что без реабилитолога никуда.

— Вы говорили, что на подписной бонус от контракта с «Сан-Хосе» купили квартиру в Екатеринбурге. Это самая серьёзная покупка в жизни?
— Я молодой игрок, больших денег ещё не заработал. Сейчас вот строю дом, он уже выходит дороже квартиры. Но строю я его скорее не для себя, а для родителей.

— Как получилось, что вы — екатеринбуржец, но никогда не выступали за «Автомобилист»?
— Это не ко мне, наверное, вопрос. Года два назад я мог оказаться не в «Автомобилисте», а в «Горняке». Однако я не хотел играть в ВХЛ и принял предложение «Торпедо».

— Павла Дацюка в Екатеринбурге случайно не встречаете? Всем интересно, чем он планирует заниматься.
— К сожалению, давно Павла не встречал. На льду — тем более. Так что ничего, что болельщикам могло быть интересно, не расскажу. Мы тренировались с ним года два назад. Было много молодых ребят. Мы играли два периода по полчаса с пятиминутным перерывом. И пока все валялись на льду, отдыхали, Павел наматывал круги на полной скорости. Ощущение, что он вообще не устаёт!

— Нет дрожи в ногах, когда делишь один лёд с легендой?
— Дрожи точно не было. А вот подсматривать за ним — да. Я с самого детства за Дацюком подсматривал, изучал хайлайты, смотрел игры. Клюшкой он всегда играл просто невероятно. Никто в КХЛ так не играет в отборе, не выбирает позицию. А техника какая!

01_20201124_TOR_AVT_SOK_19.jpg

«Уход из «Торпедо» — непростое решение, но надо выходить из зоны комфорта»

— «Локомотив» заплатил за вас денежную компенсацию и передал «Торпедо» права на четырёх игроков. Каково это, когда за вас отдают полцарства?
— Это бизнес и ничего больше. Понимаю только, что теперь передо мной есть определённая ответственность. Надо доказать, что за меня не зря столько отдали.

— Одним из игроков, права на кого «Торпедо» получило в результате сделки с «Локомотивом», стал Максим Летунов, с которым вы играли в системе «Сан-Хосе». Обсуждали с ним этот обмен?
— Когда я только узнал, что «Локомотив» мной интересуется, в глубине душе надеялся, что мы с Максимом сыграем в Ярославле вместе. Но сложилось так, как сложилось. Обмен с ним не обсуждали.

— Пётр Кочетков признавался, что когда переходил из «Сочи» в СКА, ему помешала гиперответственность. Как себя не перенастроить, но при этом оправдать ожидания?
— Я уже не первый год в хоккее. Третье межсезонье одна и та же подготовка. Я не ребёнок, не подросток. Пора выходить из перспективных на новый уровень. В общем, я психологически спокоен. Всё-таки за свою недолгую карьеру прошёл через многое.

— Что вас по-настоящему закалило?
— Мой первый полный сезон в АХЛ, когда из 40 матчей я половину просидел на трибуне, а остальные играл в четвёртом звене. До этого карьера шла в гору, а тут такой кошмарный сезон. С тех пор стал проще относиться к каким-то вещам. Это и было переломным для меня. Немаловажный факт, что хотел поработать с топ-тренером в топ-команде. Играть в середняке или команде, претендующей на кубок, это нечто совершенно разное.

— Могли ли вы остаться в «Торпедо»? Или сразу решили, что пора делать шаг вперёд?
— Честно говоря, я принял решение, что мне нужен новый вызов, настоящий. Я долго обсуждал это с родителями, близкими. Непростое решение. Всегда тяжело выходить из зоны комфорта. Но выходить надо.

— Даже пришествие Игоря Ларионова в «Торпедо» не пошатнуло это намерение?
— Нет. Я понимал, что хочу, к чему стремлюсь. Хотел попробовать что-то новое. К тому же Дамир Жафяров уходил из «Торпедо», неясная ситуация с иностранцами.

— Были ли варианты в Америке?
— Конкретных вариантов не было. Предлагали уехать на двусторонний контракт, но мне этого не хотелось. А на односторонний контракт после такого сезона меня бы никто в НХЛ не позвал. Я это прекрасно понимаю.

01_20211221_AVG_TOR_KUZ-6.jpg

«С Немировски понимали друг друга с полувзгляда, будто он был моим тренером лет пять»

— Игра за «Торпедо» вас не разбаловала? Всё-таки после такой вседозволенности может быть трудно адаптироваться к хоккею Игоря Никитина.
— Именно поэтому переход в «Локомотив» для меня вызов. Я знаю, что за тренер Игорь Валерьевич. При нём нельзя быть игроком только атаки. Хочу быть полезным на всех участках площадки. Стремлюсь взять много нового, чтобы впоследствии стать кубковым игроком и чемпионом.

— Вы уже сталкивались с тренером, который такое внимание уделяет обороне?
— Нет. И в юниорской лиге, и в АХЛ, и в «Торпедо» тренеры были нацелены на атаку. Но я понимаю: для того, чтобы выигрывать что-то серьёзное, только атаки недостаточно.

— Был ли у вас разговор с Никитиным?
— Да, пообщались, естественно. Он сказал, что нужно подойти готовым к сборам. Я получил инструкции по «физике», а нюансы по тактике будут летом, при личной встрече. В общих чертах я понял его требования.

— «Локомотив» — команда с историей и амбициями. Кто или что для вас ярославский хоккей?
— Первая ассоциация, как и у всех людей, с авиакатастрофой 2011 года. А так это всегда была команда с большой буквы. Они постоянно претендуют Кубок Гагарина. Всегда рядом, но что-то не получается. В детстве, когда играли с ними, мне всегда нравился Ярославль как город. Когда мне поступило предложение — сразу согласился.

— Были ли в детстве эпичные противостояния с кем-то из нынешних игроков «Локомотива»?
— Каких-то индивидуальных противостояний не вспомню, а командные схватки были очень серьёзные. «Динамо» и «Локомотив» были самыми сильными хоккейными школами в стране. Чемпионат России выигрывали то они, то мы. Очень цепкая команда была у Ярославля, замесы нешуточные. Настоящее дерби! Гриша Денисенко часто играл против меня, а в нынешнем составе «Локомотива» вроде никого не осталось. Детский, молодёжный и взрослый хоккей — это три разных уровня, не всем удаётся их безболезненно преодолеть. Тем не менее, из того состава «Динамо» на высоком уровне играет 5-6 человек, что достаточно много: обычно наверх пробивается 2-3.

— В Канаде вы играли вместе с ещё одним динамовцем, Ярославом Алексеевым. Он тоже набирал прилично очков, но теперь он в Орске, а вы — в Ярославле. Статистика в CHL — совсем не показатель?
— Все по-разному взрослеют, у всех по-своему проходит становление. Что касается Ярика, то у него, уверен, всё впереди. В некоторых командах КХЛ сейчас не будет легионеров, и это шанс. Я уже слышал, что у Алексеева есть варианты приехать на просмотр. Главное не волноваться и играть в свой хоккей, а голова у него такая, что он обязан играть в КХЛ! Я прекрасно помню, какие передачи Ярик может отдавать.

— В Канаде вы, как и многие, жили в местной семье. Поддерживаете ли с связь со своими «временными родителями»?
— Да! Я был первым и последним хоккеистом, которого они к себе брали. Относились ко мне как к своему ребёнку, делали всё, чтобы я быстрее привык к канадской жизни. Я приехал туда без знания языка, на ужине поначалу сидел с переводчиком. Самые лучшие воспоминания от того времени. Отличные люди; я ставлю себя на их место, и не понимаю, как можно так радушно принять какого-то парня из России и сделать так, чтобы он стал родным. Они следят за моей карьерой, радуются достижениям и ждут новой встречи. У них двое взрослых сыновей, они уехали учиться в колледж. Это маленький городок Бэ-Комо, практически вся молодёжь пытается оттуда уехать. Так что в некотором роде я заменил этим людям родных детей.

— Опыт, приобретённый в Канаде, помог вам в общении с Дэвидом Немировски?
— Сто процентов. Мы как будто с полувзгляда понимали друг друга. Ошибусь, посмотрю в сторону Дэвида — и всё пойму. Как будто он был моим тренером лет пять. Его стиль игры мне идеально подходил. Вроде бы всё, что он требовал, я выполнял. Хоккей Немировски заточен на креативность, а это мой конёк.

— Каков Немировски в обычной жизни?
— Во всех моих предыдущих командах тренер был начальником. А Немировски с ребятами был в близких отношениях, как будто и сам игрок. Дэвид — очень открытый, понимающий человек. Но это не значит, что в «Торпедо» была анархия.

01_20201124_TOR_AVT_SOK_15.jpg

«У «Торпедо» на бумаге был очень сильный состав, но каждый надеялся на партнёра»

— В чëм вы стали сильнее за эти два года в «Торпедо»?
— Прежде всего, приобрёл нереальный опыт. Поначалу волновался, выходя на лёд, но теперь чувствую себя увереннее. Привык к скорости, на которой играют в КХЛ. За эти два года я, безусловно, повзрослел.

— По статистике ваш первый сезон в Нижнем Новгороде был мощнее, чем второй. А по личным ощущениям?
— Первый, не спорю, получился лучше. Но тогда я играл с Жафяровым и Миле. У нас была нереальная «химия»! Тогда как в минувшем сезоне её не хватало. Я разговаривал на эту тему и с Максимом Гафуровым, и с партнёрами по пятёрке. Мы пытались найти «химию», но не всё получалось. Тем не менее, мне при таких обстоятельствах удалось забросить 14 шайб. Я считаю, что они не менее, а может быть и более ценны, чем 17 шайб в предыдущем сезоне.

— Не просили вернуть вас к Жафярову и Миле?
— Нет, с Дэвидом мы на эту тему не говорили. Сочетание троек — тренерская прерогатива. Не очень корректно это обсуждать.

— Гафуров считает, что у игроков «Торпедо» была успокоенность из-за состава, который объективно стал сильнее. А как вы думаете, почему команда вместо шага вперёд сделала шаг назад?
— Отчасти он прав. У нас и правда был очень сильный состав. На бумаге. Но на деле мы как команда ничего не показали. Возможно, потому что каждый надеялся на партнёра. Нужно было брать ответственность на себя.

— Теперь вы будете играть против Жафярова. Какой совет дадите партнёрам по команде, чтобы закрыть Дамира?
— Хороший вопрос. С Жафяровым та же история, что с любым большим мастером. Можно знать его вдоль и поперёк, понимать как он играет, но выходишь на лёд — и не можешь ничего поделать.

— Принято считать, что крайние нападающие в той или иной степени зависимы от центральных. От кого, в хорошем смысле, зависели вы? Кто вас больше всего «прокачивал»?
— Могу выделить Миле. Выходя на лёд, мы с закрытыми глазами знали, кто где находится. Он и как человек мне очень помогал. При этом что Энди — американец, играющий в чужой для него стране. Я однажды не забивал на протяжении то ли шести, то ли семи матчей. Попадал в штанги, промахивался по пустым воротам, до смешного уже доходило. Тогда Миле меня подбадривал, говорил «вот сегодня забьёшь — я тебя ужином угощу» или «одна зайдёт, а там и хет-трик сразу будет». Постоянно меня подбадривал.

— Кого из тех, с кем играли, можете назвать самым харизматичным хоккеистом?
— Хривик, пожалуй. По одному только взгляду видно, насколько он уверен в себе. Это проявлялось как на льду, так и в бытовых ситуациях. Я как-то пришёл в ресторан, а там он, не зная русского языка, умудрился познакомиться с девушкой, которая не говорит на английском. Но он смог завести беседу. От него исходит мощная энергетика.

Досье

Иван Чехович
Родился 4 января 1999 года в Екатеринбурге
Карьера: 2015/2016 — ХК МВД (МХЛ), 201619 — «Бэ-Комо» (QMJHL), 2018-21 — «Сан-Хосе» (AHL), 2020-22 — «Торпедо», 2021 – «Сан-Хосе» (NHL)
Достижения: Бронзовый призёр юниорского чемпионата мира (2017)


Дмитрий Ерыкалов Дмитрий Ерыкалов
Sport24
специально для khl.ru

Упоминания

Локомотив  (Ярославль) Локомотив (Ярославль)
Торпедо  (Нижний Новгород) Торпедо (Нижний Новгород)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать