Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Кто должен был стать суперзвездой отечественного и мирового хоккея, так это Коля Дроздецкий. Он почти и обрел  неофициальный статус великого, самой малости не хватило, да и не могло хватить, наверное. 

По всему должен был участвовать если не в трех, то в двух олимпийских турнирах (он, кстати, об этом мечтал), но Виктор Тихонов в Калгари Дроздецкого не взял – для него это был уже списанный форвард, а благотворительностью кто-кто, а Виктор Васильевич никогда не занимался, заслуги или особое отношение в зачет не шли.

Дроздецкий хотел попасть в Калгари. Он блестяще, как в лучшие годы, провел остаток сезона 1986-1987 после возвращения в Ленинград. С него будто оковы сняли – забивал чуть ли не в каждом матче, в среднем так и получилось – 13 голов в четырнадцати играх. Без него руководимый Валерием Шиловым СКА ни за что бы не взял вторую в истории клуба бронзу, народ валом валил в «Юбилейный» «на Дроздецкого», но наверху о нем постарались забыть сразу же после того, как форвард ушел из ЦСКА. Правда, в сборную после чемпионата мира-1985 в Праге его  не брали, под рукой у Тихонова еще была целая россыпь выдающихся мастеров, и что ему было до подвигов Николая Дроздецкого в СКА? Кстати, в сборную Виктор Васильевич привлек ленинградца только после того, как тот стал игроком ЦСКА – а раньше хоть раззабивайся. То есть на виду у всего СССР Дроздецкий был только тогда, когда выступал за ЦСКА.

Он не был чужим ни в ЦСКА, ни в сборной – такой большой мастер и веселый компанейский парень не мог быть «отдельным». Чужим он был в Москве, даже не так – чужой для него была казарменная атмосфера, царившая в ЦСКА и сборной. Полюбить Москву, из года в год  месяцами сидя на базе, видясь с семьей от случая к случаю, считая минуты до того, как представится редчайшая возможность удрать на «Красной стреле» домой, невозможно. Питерская ментальность мешала, тянуло его в родное Колпино – Коля Дроздецкий, любимец женщин, красавец и пижон (так многим казалось), на самом деле был трогательно привязан к семье и своей малой родине, за столичным статусом не гнался, карьеру не делал. Нет, конечно, ему хотелось побеждать и быть не хуже своих звездных партнеров, он добровольно шел на ограничения, как и все, кто не хотел выпадать из обоймы. Но у кого-то это получается достаточно естественно, а Коля этим явно тяготился. 

Считается, что после двух чемпионских сезонов со сборной в начале 80-х Дроздецкий не то чтобы зазнался, но как-то не проявлял особого рвения на тренировках, как писали тогда, «снизил требовательность к себе». Тихонов не включил уже двукратного чемпиона мира и заслуженного мастера спорта в состав сборной, и чемпионат мира-1983 прошел без Дроздецкого. То же самое могло случиться и перед Сараево-1984, и Николай отпахал предсезонку и сезон 1983-1984 так, как никогда. 

Полностью подчиниться многомесячной муштре оправдывалось высокой целью, результат получился сногсшибательным – Дроздецкий стал лучшим снайпером победного для сборной СССР олимпийского турнира, мало того – его признали лучшим хоккеистом сезона по версии еженедельника «Футбол-Хоккей», что при таких прямых конкурентах, как Владислав Третьяк, Вячеслав Фетисов и Сергей Макаров было практически невозможным. Конечно, в Сараево ему помогли партнеры по звену, Виктор Тюменев и Александр Кожевников. Да, большинство шайб Дроздецкого были заброшены не в ключевых встречах, однако же изначально экспериментальное спартаковско-армейское звено неожиданно взяло на себя  лидерские функции, и армеец был в нем самой яркой фигурой. 

На сезон и хватило. Хоккей Дроздецкий любил самозабвенно, но не до самоотречения, и Тихонов, несомненно, чувствовал, что строить тройку «под Дроздецкого» на длительный срок – не получится, не будет Коля послушным исполнителем его воли. Поэтому и партнеры менялись постоянно (со всеми общий язык форвард находил без проблем), а вот интерес главного хоккейного человека страны к Николаю Дроздецкому постепенно ослабевал, а когда форвард еще и сильно травмировался, для тренера он перешел в разряд «доигрывающих».  Тут ничьей вины нет – каждый вел свою линию, при этом Николай отнюдь не относился к злостным нарушителям режима, не попадал в какие-то сомнительные истории, он доказал всему миру, каким  может быть, выходя на пик, но оставаться на этой высоте было свыше его сил – слишком дорогой казалась цена, и неоправданно  жесткими срелства достижения цели. 

К тому же Коле Дроздецкому все, что касается спорта, давалось легко. Рождаются иногда такие люди, для которых не составляет труда достигать успехов в любом  игровом виде. Они словно созданы для Игры, причем проявиться это может не сразу, но все равно довольно рано. Партнер Дроздецкого по детским и юношеским командам Колпино, а потом и по СКА Александр Михайлов назвал его «поцелованным Богом», и это не преувеличение. 

Колпинские пацаны в руководимой тренером-общественником Владимиром Плуцинским команде «Смена» с лидером Колей Дроздецким в составе выиграли сначала ленинградский турнир на приз клуба «Золотая шайба», а в Новокузнецке на Всесоюзном финале стали третьими. В футбол Дроздецкий играл не хуже, причем вратарем – на его счету бронзовая медаль Всесоюзных юношеских соревнований. Выступал он за сборную Ленинграда по ручному мячу, и если бы оставалось время на что-то другое, был бы и там заметен.

Времени на другое, впрочем, категорически не хватало, да и на учебу тоже. Однажды тренер отстранил Колю Дроздецкого от игры, увидев в дневнике сразу шесть двоек по разным предметам. На следующий день подопечный принес шесть записок от учителей, подтверждающих, что двойки исправлены. К одной из учительниц исправлять отметку Коля пришел в 12-м часу ночи, на что она написала, что готова сразу ставить тройку, чем участвовать в таких исправлениях. 

В составе СК «Ижорец» под руководством тренера Анатолия Горелова Коля Дроздецкий стал чемпионом Ленинграда, и СКА такого самородка, конечно, никак не мог пропустить. Кажется, «сырым» он никогда не был – сухой, жилистый, высокий и гибкий, он один мог справиться с целой пятеркой, скорость была в гармонии с техникой, а мощь с хитростью, броском обладал хлестким, а голевое чутье редко подводило. 

Многие удивлялись, откуда у Дроздецкого такие удивительные способности, позволяющие равно успешно играть в хоккей и футбол, в карты и шахматы – да практически во все, за что брался. Все оттуда, из детства, а способности были и врожденные, и развитые - ничто так не помогало им проявиться, как дворовые ежедневные баталии. Конечно, не все, даже очень одаренные игровики, могут просчитывать шахматные ходы так же естественно, как и хоккейные, но у Коли Дроздецкого получалось именно так, легко и непринужденно. 

То, что он умел обыгрывать игровые автоматы, когда с ними столкнулся в зарубежных поездках  – тоже не благоприобретенное, а природное. Сергей Наильевич Гимаев как-то рассказал, что Дроздецкий обладал еще и гипнотическим даром – впрочем, никак это не подчеркивая. У него была, как это называется, «легкая рука», таких удальцов вроде бы просто затянуть в плохую компанию, но он слишком любил хоккей.  

В основу СКА к Николаю Георгиевичу Пучкову Дроздецкий попал, уже будучи чемпионом Европы среди юниоров – играл защитником (!) в паре с юным Вячеславом Фетисовым. Через десять месяцев Коля Дроздецкий  стал чемпионом мира среди молодежи – конечно, в качестве нападающего. К двадцати годам он уже был обожаемым публикой лидером СКА, пусть Пучков его и поругивал за излишнее увлечение индивидуальной игрой. На исходе 70-х за сезон он забросил 27 шайб, и главный армейский клуб, давно положивший на Николая Дроздецкого глаз,  призвал его под свои знамена в приказном порядке. 

Линию атаки ЦСКА помимо великих Михайлова, Петрова и Харламова держали такие мастера, как  Анисин,  Балдерис,  Жлуктов, уже феерили Сергей Макаров и Владимир Крутов, но Виктору Тихонову нужна была и свежая молодая кровь.  Николай Дроздецкий в первый же свой сезон в ЦСКА забросил больше всех своих звездных партнеров  – 31 шайбу. По всему он должен был попадать в олимпийский состав, но не склалось. Зато через год на чемпионате мира в Швеции звено Александр Мальцев – Владимир Голиков – Николай Дроздецкий стало самым результативным, забросив на троих 17 шайб. Мальцева назвали лучшими нападающим турнира, но результат его молодого партнера не мог не впечатлять – 9 заброшенных шайб и 6 голевых передач.

В той блестящей плеяде на глазах обновлявшейся сборной Николай Дроздецкий не смотрелся робким дебютантом. Было такое ощушение, что за сборную он играет давно, и будет забивать  еще много-много лет. Осенью 1981-го именно шайба Николая Дроздецкого открыла счет голам советской сборной на знаменитом победном Кубке Канады (1:1 со сборной Чехословакии).  Весной 1982-го стал двукратным чемпионом мира и заслуженным мастером спорта. Через два года в его послужном списке было все, что мог выиграть советский хоккеист – олимпийское золото, два чемпионата мира, пять чемпионатов СССР,  пять побед в Кубке европейских чемпионов, победа в Кубке Канады, золото юниорского чемпионата Европы и молодежного чемпионата мира. Практически  все «выстрелы» были в десятку, если бы существовал  клуб «пять золотых» из разных чемпионских званий, то Николай Дроздецкий был бы в нем одним из первых. При отсутствии постоянного звена подобного мог добиться только выдающийся мастер. 

Ленинградские болельщики никогда не упрекали Николая Дроздецкого в отсутствии патриотизма, тем более в «предательстве». Поэтому с такой радостью и встретили его возвращение, пусть грандиозный успех сезона 1986-1987 и не удалось повторить. Отъезд в скромный шведский «Бурос» был вынужденным – надо было как-то зарабатывать на жизнь, а из Швеции до дома было ближе, чем из Америки.

Кроме того, как вспоминает сын Александр, тоже ставший известным хоккеистом, семья наконец стала регулярно видеть отца дома. У Дроздецкого в начале 90-х были две главные заботы – своя семья и мама, а также хоккейная школа в Колпине, которую они воссоздали со своим первым тренером. При  достаточно скромных заработках во втором шведском дивизионе практически всю экипировку для школы закупал Николай Дроздецкий. 

В «Буросе» его боготворили, и как-то не хочется верить, что выжимали из ветерана последние силы, зная о  болезни. Возможно, и сам Дроздецкий не учитывал степени серьезности заболевания. Диабет обнаружили то ли в Швеции, то ли в России – тут сведения разнятся. Болезнь прогрессировала, известный футболист Владимир Казаченок, с детства друживший с Дроздецким, рассказывал,  что обнял его во время последней встречи, и показалось, что обнимает один костюм – так Коля исхудал.  В ночь с 23 на 24 ноября 1995-го, когда Николай Дроздецкий навещал мать, у него случился приступ диабетической комы, скорая ехала слишком долго, и спасти легенду ленинградского хоккея не удалось.

Колпинская хоккейная школа имени Николая Дроздецкого, которой руководит Александр Дроздецкий, помнят слова основателя: «Я буду счастлив, если дети скажут мне «спасибо». И памятник на колпинском кладбище впечатляющий. И гранитная мемориальная доска на доме по адресу «проспект  Ленина, 24», имеется. И детский турнир памяти Николая Дроздецкого регулярно проводится.

Говорят, что ему очень шло длинное пальто и шляпа. Но, наверное, чаще он был в хоккейной форме. В ней и запомнился. Совсем молодым.

Досье

Николай Владимирович ДРОЗДЕЦКИЙ

14.06.1957, Колпино Ленинградской области – 24.11.1995, Санкт-Петербург. Нападающий, заслуженный мастер спорта (1982). В Зале славы отечественного хоккея с 2014. Награжден орденом Дружбы народов (1984), медалью «За трудовую доблесть» (1981). 

Карьера игрока: 1975-1979, 1987-1989 – СКА (Ленинград), 1979-1986 – ЦСКА, 1989-1995 – «Бурос» (Швеция). 

В чемпионатах СССР – 503 матча, 253 заброшенных шайбы и 190 передач. В Клубе Всеволода Боброва – 21-е место с 380-ю голами.

В сборной СССР – 109 матчей, 64 шайбы. На чемпионатах мира и Олимпийских играх – 32 встречи, 21 гол и 15 передач. На юниорском чемпионате Европы и молодежном чемпионате мира – 9 матчей, 4 гола и 2 передачи. 

Достижения: Олимпийский чемпион 1984. Чемпион мира 1981, 1982, бронзовый призер 1985.  Обладатель Кубка Канады 1981. Чемпион мира среди молодежи 1976, чемпион Европы среди юниоров 1975. Лучший снайпер олимпийского турнира 1984 – 10 шайб. Чемпион СССР 1980-1986, бронзовый призер 1987. Лучший хоккеист СССР по версии еженедельника «Футбол-Хоккей» 1984. Обладатель Кубка европейских чемпионов 1980-1987. Участник суперсерий ЦСКА против клубов НХЛ 1979-1980, 1985-1986. В списке лучших хоккеистов сезона – 1980, 1981, 1984. 

Заглавное фото: ХК СКА

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать