Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
8 июня исполняется 55 лет со дня рождения Михаила Бородулина.

«Миша был — Человек». Это кто-то из его партнёров произнёс, и именно с той интонацией, которая позволяет написать определение с большой буквы. И еще Михаил Бородулин был Капитан, и снова именно с прописной. Нет, конечно, «незаметных» капитанов в большом хоккее в принципе не бывало, каждый чем-то обязательно выделялся, был лидером либо по натуре, либо по игровым качествам. Михаил Бородулин времён «Магнитки» второй половины 90-х не был самым сильным форвардом, но без него ту команду представить невозможно. Он её держал не хуже, а в чём-то даже лучше большого и самого большого начальства.

Нынешние популярные слова, характеризующие степень влияния — «крутой», «авторитетный» и тому подобные — ни в коей мере не отражают роль капитана той чемпионской «Магнитки». Уместнее старорежимное «уважение». Бородулина действительно уважали все окружающие — и руководство, и партнёры, и болельщики. Он выглядел заметно старше своего возраста, прямо ветераном из ветеранов, но лидерство не этим определяется, «настоящий мужик» — это ближе, но тоже не исчерпывает сути качеств самого серьёзного из капитанов магнитогорского «Металлурга» последних тридцати лет.

Он не брал горлом, не морализировал, не суетился попусту. Слов на ветер не бросал, но осадить мог любого (возраст, чин и положение значения не имели), если человек подобной реакции заслуживал. Это в первую очередь касалось раздевалки — как места, куда посторонние не допускались, где всё должно оставаться внутри, и где роль капитана переоценить трудно. «Магнитка» тех первых золотых времён была коллективом сложным, почти сплошь состоящим из пришлых, уже состоявшихся мастеров, где легко можно было поделиться на группировки, и держать баланс между «усть-каменогорскими» и «челябинскими» было не под силу одному тренерскому штабу. Бородулин был плоть от плоти усть-каменогорский, но команду на своих и чужих не делил никогда. Капитанствовал не очень долго, но очень эффективно, и во многом благодаря ему «Металлург» был психологически очень устойчивым коллективом. Достаточно вспомнить финал Евролиги-1999 с «Динамо» в «Лужниках» и случившееся после того, как Борис Тортунов пропустил самый нелепый гол в своей жизни — Андрей Марков пальнул наудачу от своих ворот за восемь секунд до сирены. Да, все игроки «Металлурга» тогда буквально валились со скамейки от ужаса и нелепости произошедшего, но это было только одно мгновение. Достаточно было нескольких слов главного тренера Валерия Белоусова и реплики Бородулина, чтобы команда вышла на овертайм как ни в чем ни бывало, и «сыграла за Борю». Андрей Разин выиграл вбрасывание, Владимир Антипин щёлкнул — и салют прогремел в честь гостей.

Кстати, именно Разин, однажды спасённый капитаном от начальственного гнева, много лет спустя дал очень чёткое определение роли Михаила: «Бородулин ребят в обиду не давал, но и напихать мог кому угодно. Для Белоусова, человека мягкого, такой капитан был большим подспорьем». Сергей Гомоляко выразился ещё конкретнее: «Команда была такая, что если бы кто напился и подвёл коллектив, то капитан Михаил Бородулин подошёл бы к нему и дал в лоб». То, что Бородулина слушались, было понятно даже со стороны. Порой и одного взгляда хватало.

О других он рассказывал куда охотнее, чем о себе; свою роль не выпячивал, даже когда игра Бородулина вполне этого заслуживала. Вот типичный ответ после очередной победы: «Все работают на команду, каждый делает всё от него зависящее ради достижения общей цели. А значит и успех наш — общий». Скромность была естественной, к тому же Михаил нормально оценивал свои возможности, и к звёздам себя ни в коем случае не причислял. Гренадёрское (все под метр девяносто) звено Сергей ОсиповАлексей Степанов — Михаил Бородулин относилось, скорее, к категории сдерживающих, потому что на реализацию большинства оно выходили не часто, изяществом комбинаций не особо блистало, но действовало исключительно надёжно, и при этом частенько забивало самые важные голы.

В Усть-Каменогорске знали, конечно, и несколько другого Бородулина — скоростного, забивного, азартного и задиристого. Он вырос в хоккейной семье, где отец Илья Васильевич был главой Клуба любителей хоккея, а старший брат Владимир десять с лишним лет защищал ворота родной и по-своему уникальной команды «Торпедо». Жизнь младшего брата тоже долгое время была связана именно с «Торпедо», из которого он и попал в олимпийскую сборную СССР. Она была, естественно, экспериментальной, как и все в начале 90-х, и Михаил Бородулин пассажиром в сборной не был — во всяком случае на международном турнире на призы газеты «Ленинградская правда» весной 1991-го года по разу отличился в победных матчах со сборными США и Швеции, сделал в этих же встречах по одной голевой передаче, и с четырьмя набранными очками уступил в команде только Илье Бякину, с которым играл в одном звене. В состав сборной СНГ на олимпиаду в Альбервилле Бородулин всё же не попал, но попал в Нагано, где практически целиком состоящая из воспитанников усть-каменогорского хоккея сборная Казахстана сотворила сенсацию — мало того, что обыграла на предварительном этапе словаков, но ещё и в четвертьфинале побилась с канадцами. Той отчаянной сборной руководил Борис Александров, а неформальным лидером был Бородулин. Конечно, результат делало блестящее звено братьев Корешковых и Константина Шафранова, но именно Бородулин начал отыгрыш в стартовой встрече с итальянцами, и завершил его победным голом. В решающей встрече со сборной Словакии, которой нужна была только победа, Бородулин сделал счёт 2:2 — гол получился курьёзным, от конька защитника, но это не умаляет его важности. Будущим призёрам олимпиады казахи уступили крупно, но надо понимать, что играли они против Буре и Фёдорова, Ягра и Гашека, Селянне и Курри.

Михаил Бородулин к тому времени во многом играл на морально-волевых, через боль, на уколах — на его колени было больно смотреть. Себя он щадить не мог ни в Усть-Каменогорске, ни в сборной Казахстана, ни, естественно, в «Металлурге». Во время первой «командировки» Бородулина в Магнитогорск болельщики не очень хорошо его запомнили — пребывание ограничилось всего 20 матчами во втором дивизионе. А тем Бородулиным, которого болельщики сразу полюбили, он стал уже после второго прихода, с целой группой своих ребят. Лет после первой «командировки» прошло немного, но это уже был матёрый Бородулин, готовый капитан. Который приехал, чтобы остаться здесь навсегда. В первом после второго приезда сезоне, ставшем для «Металлурга» бронзовым, Бородулин показал свой лучший бомбардирский результат — 16 шайб и 18 передач в 49 матчах. Но до голов он не был жаден — ему важнее было играть на партнёров и отвечать за результат всей команды. С «Металлургом» он прошёл все положенные ступеньки на пути к вершинам, и три Кубка первым принимал и поднимал именно Михаил Бородулин, капитан «Магнитка».

О четырёх годах после завершения карьеры написано много разного, и одну-единственную истину здесь не вычленишь. Он с лёгкостью вошёл в бизнес, основал свою фирму, ему многое удавалось, но бизнес — дело тонкое, лёгкость чаще всего — только видимость, а как она даётся и отчего теряется, разобраться почти невозможно. Не говоря о сопутствующих семейных проблемах, и уж тем более о проблемах со здоровьем, которые нарастали постепенно, но навалились как-то сразу и неотвратимо. В этой новой жизни он был не так защищён, как раньше, слабости вылезали наружу, а они есть у любого, даже очень сильного человека. Смертельный онкологический диагноз Михаила окончательно подкосил, рассказ отца об этом читать без кома в горле невозможно, а пересуды оставим любителям покопаться в чужих ранах.

Последний раз мы с ним встретились, когда Михаил Бородулин деятельно занимался созданием регионального профсоюза хоккеистов. Дело было новое, но он рассказывал о нём с таким увлечением, что казалось — всё получится. Нет, не получилось. Жизнь после хоккея оказалась куда сложнее, чем ожидалось. И увы, гораздо короче.

Он прожил последние годы карьеры так ярко и концентрированно, как мало кому удавалось. Когда думаешь о Михаиле Бородулине, его славной, непростой, и трагически короткой судьбе, перед глазами встаёт картина возвращения из Лугано в феврале 2000. Бородулин не выходил на лёд в финале четырёх Евролиги, но болельщики приветствовали его в аэропорту как капитана — наравне с Сергеем Гомоляко. «Сильвер Стоун» они держали вместе. Кубок Михаилу Бородулину очень шёл.

Досье

Михаил Бородулин
Родился 8.07.1967, умер 22.12.2003.
Карьера:1984-86, 1989-94 — «Торпедо» Усть-Каменогорск, 1986/1987 — СКА Свердловск, 1989/1990, 1994-99 — «Металлург» Магнитогорск
Достижения: чемпион России (1999), чемпион Евролиги (1999, 2000)

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

Упоминания

Металлург (Магнитогорск) Металлург (Магнитогорск)
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать