Накануне открытия Академии судейства КХЛ один из самых опытных российских инспекторов, судья всесоюзной категории Валентин Козин поделился ожиданиями от работы нового учреждения, вспомнил о своем пути в профессии и дал полезные советы начинающим арбитрам.

- Валентин Иванович, как Вы стали хоккейным судьей?

- Получилось так, что, когда я был ещё маленьким и играл в детской команде, в один прекрасный день на нашу игру не явился один из судей. На том матче работал известный всем Михаил Белянин – он был и футбольным, и хоккейным судьей. Среди игроков выбрали и попросили помочь ему именно меня. Я отсудил, и после игры Михаил Федорович подошёл ко мне и сказал: «Молодой человек, давай, будешь судьей!» А я ему в ответ: «Каким я буду судьей, когда я в хоккей играю?» На этом мы и расстались. После этого я попал в хоккейную команду, а когда уже закончил карьеру игрока в 1977-м, на следующий год решил попробовать стать судьей, вспомнив тот свой опыт. Попробовал, получилось, так и пошло.

- Ваш опыт игрока, наверное, тоже во многом помогал?

- Для меня как хоккеиста особых проблем в судействе не было. В свое время, правда, когда я ещё играл, у меня бывали разборки с судьями, когда я получал по 10 минут, но бывали и ситуации, когда я что-то объяснял судье, и он меня понимал. Был такой судья Андрей Захаров, который менял майку после каждого периода, потому что нервничал и потел. Если он вдруг давал неправильное удаление, то хоккеист к нему приставал, и он начинал «пороть». Я всегда подъезжал к нему и успокаивал: «Андрюх, не надо, всё нормально». И, знаете, помогало.

- А у Вас всё гладко складывалось?

- По-разному бывало. В один момент председатель судейской коллегии Сорокин предложил мне стать лайнсменом, но переходить в линейные в 38 лет – это было смешно. Я сказал, что не буду лайнсменом и продолжал судить главным. Случались и проблемы. Вначале я думал, что будет так: отсудил первенство Москвы – тебя назначили в первую лигу – значит, ты судишь первую лигу, назначили в высшую лигу – судишь там. Оказалось, что всё было совсем не так. Сначала я судил первенство Москвы, и после пяти-шести обслуженных матчей, увидев, что я нормально сужу, мне дали сразу высшую лигу. Я подумал, что Москву теперь можно не судить, ан нет – где бы ты ни судил, на первенстве Москвы ты также был должен работать. Но ничего, всё наладилось, и через два года я начал судить суперлигу благодаря Андрею Васильевичу Старовойтову.

- Недолго Вы, получается, «пробивали» элиту…

- В то время попасть в орбиту больших арбитров, когда судили Карандин, Домбровский, Морозов, Никульцев, тот же Сорокин, было очень сложно, особенно если возраст ещё не подошёл. Некоторые так и не попадали в суперлигу, оставались на уровне первой. А тут Андрей Васильевич пришёл и сказал: «Поставьте его – пусть судит». Меня поставили на первую игру в Челябинске, я отсудил нормально, все были довольны.

- Насколько тяжело переходить на самый высокий уровень?

- Во всём есть свои нюансы. Бывали случаи, когда я спрашивал, как судить: строго или дать возможность поиграть? Весь смысл судейства заключается в том, чтобы судить одинаково обе команды, без разницы – кто играет и как. Например, ЦСКА был сильнейшей командой, и, если я давал им в первом периоде несколько минут штрафа за то, что они начинали где-то хулиганить, то хоккеисты успокаивались и начинали играть нормально. Здесь, скажем так, важны чувство игры, такт и тому подобное – это не всем дано, и это действительно сложно.

- А можно ли говорить о том, что у того или иного человека есть особые задатки к судейству?

- Расскажу такую историю. Был такой лайнсмен из Горького, Юрий Миронов, кататься на коньках он не умел, но зато с завязанными глазами мог сказать, что было положение «вне игры». Это дано от природы. Я бы ввёл для лайнсменов такое упражнение: ставил бы их спиной в поле, а потом после определенной ситуации на льду разворачивал и спрашивал: было «вне игры» или нет? Это надо чувствовать…

- Что вообще нужно, чтобы стать хоккейным судьей?

- Раньше бывших хоккеистов среди судей было довольно мало. Некоторые из них если и играли, то постольку-поскольку. В основном, люди приходили просто так, многие не умели кататься на коньках и даже за бортик держались. Такое вот было время. Главное отличие от дня сегодняшнего заключалось в том, что если раньше судей нужно было где-то набирать, то сейчас детские спортивные школы выпускают столько прекрасных ребят, что с ними надо просто работать. Если раньше судьям платили копейки, то сейчас они получают хорошие деньги. Некоторые лайнсмены даже не хотят переходить в главные: дескать, вдруг и в главных не получится, и здесь место потеряю? Если ты очень сильный, как, например, Шелянин, то это один вопрос: ты можешь попробовать и всегда вернуться обратно. А если ты не очень сильный лайнсмен и судья, то можешь потерять место. Вообще, могу сказать, что сегодня конкуренция среди лайнсменов просто великолепная. Есть свои нюансы, но, в целом, судейство лайнсменов – на очень хорошем уровне.

- Теперь, благодаря Академии судейства КХЛ, уровень всех судей будет только повышаться?

- Открытие судейской академии – правильная идея. Такой, кстати, была в своё время и идея создания Молодежной хоккейной лиги. Важна как академическая направленность: обучение основным моментам судейства, психологии и правилам поведения с игроками – так и практическая, преподавание в форме семинаров, совместного просмотра и разбора игр.

- Тот факт, что вместе с судьями и преподавателями вузов обучение в Академии будут проводить и инспекторы, наверное, добавляет «глубины» всему проекту?

- Конечно, ведь инспектор, по сути, и является преподавателем, ведь это его работа – разъяснять действия арбитра. Лично я во время плей-офф, когда на матчи назначается трое судей и один из них не работает, даю ему в этот день задание: доложить по окончании периода, что он заметил, что было правильно, а что неправильно – одним словом, оценить работу коллег. Это нужно только для того, чтобы я как инспектор понял, правильно ли судья интерпретирует те или иные эпизоды.

- Какие советы Вы бы дали молодым, начинающим судьям?

- Знаете, что я говорю лайнсменам? Вы все должны быть главными через определенное время. Вы сейчас лайнсмены для того, чтобы достичь высокого уровня, чтобы с вами познакомились. Отсудите два-три года, вас узнают игроки – и потом переходите в главные. Кто-то в итоге переходит, кто-то нет – это не так страшно, но ты в любом случае уже лайнсмен с опытом. Потом вы должны обязательно стать главными. Если ты молодой, то ты должен всё делать правильно, иначе я просто не смогу поставить тебя вместо кого-то из более опытных.

- А что нужно начинающим из числа главных судей?

- Главное – набираться опыта. В игре случается столько ситуаций, которые не прописаны в правилах… У меня, например, была однажды такая: игроку дают пас, он убегает и не догоняет шайбу. Она уходит, и он бросает за ней клюшку. Шайба останавливается, он подбирает клюшку и выходит один на один с вратарем…

- … а в правилах на этот счёт ничего нет?

- В правилах написано: бросок клюшки – это 5 минут штрафа. Но тут уже нужно сообразить, что ситуация нестандартная, и следует правильно её классифицировать. А таких ситуаций в игре – море. В одном моменте это можно сделать, а в другом нет. Даже сам ход игры может накладывать отпечаток: если счёт равный, то это один вопрос, а если 4:0 – то другой. Главные судьи должны уделять больше внимания своей психологии и психологии игроков. В любом случае, основные знания судьи получают только в самой игре.
Денис Краснов,
специально для khl.ru

Поделиться