Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

Раз уж сам Дмитрий Олегович как-то сказал, что для него главное хоккейное воспоминание – Олимпиада-1992 в Альбервилле, то я финал с Канадой, конечно, пересмотрел. Тогда в памяти из всего олимпийского турнира мало что отложилось – если и искать худшее для отечественного хоккея время, то февраль-92 таким и виделся. Страна распалась окончательно, во Францию отправилась Объединенная команда, или, как ее еще иногда называют, сборная СНГ, от которой ничего не ждали – чуть ли не все лучшие уже были за океаном. А без Фетисова и компании какой хоккей?

Миронов-старший в сборной дебютировал годом ранее – габаритный защитник с броском, конечно, давно был готов, да все места раньше были заняты. В начале 90-х, когда конкуренция снизилась, Миронов еще и начал забивать за «Крылья Советов» по полтора десятка шайб за сезон - грех было Виктору Тихонову и дальше игнорировать армейского воспитанника. На последнем для сборной СССР чемпионате мира-1991 он погоды не испортил, только вот команда уже довольствовалась третьим местом, осенью на Кубке Канады вовсе не попала в медальную зону, на чем история советского хоккея де-юре завершилась. В перспективе ничего хорошего, естественно, не светило.

В Альбервилль отправилась команда, которую с чьей-то легкой журналистской руки назвали «дети с Тихоновым», или «детским садом» - большой разницы нет. Дядьками считались прежде всего Быков с Хомутовым – и по возрасту, и по стажу в сборной, и по авторитету, и по звездности. 26-летний Дмитрий Миронов под «детский сад», естественно, не подходил, но его напарнику Дарюсу Каспарайтису вовсе было 19 лет, а тылы первому звену обеспечивать должны были именно они.

Командой, чей средний возраст составлял 23 с лишним года, двигало желание доказать, что она не хуже великих предшественниц, что зря с ней не считаются, что не в названии дело, а в победных традициях. На высочайшую мотивацию отсутствие флага и гимна никак не повлияло, что на себе ощутили все соперники, не исключая главных. Канадцы – пусть без энхаэловцев, но с Эриком Линдросом и Шоном Бурком в воротах – были обыграны дважды.

Финал, конечно, получился отчаянный. Трудно даже сказать, кто именно сыграл ключевую роль в победе «детсадовцев» – полагаю, что все. Но так как я, пересматривая, особо следил за Мироновым, то номер пятый, безусловно, тоже провел поистине выдающийся матч. Да, соперник не дал разгуляться лучшей связке форвардов, но «быковские» отпахали в самые напряженные моменты, особенно в третьем периоде, когда были заброшены все шайбы – по первое число. Проигрывая одну шайбу, канадцы дважды получали большое большинство. Минуту с небольшим Быков, Миронов и Каспарайтис пластались просто героически, Миронов вообще выглядел былинным богатырем - канадцы от него отлетали, как игрушки.

Илья Бякин, Алексей Жамнов и Дмитрий Миронов. Фото: Владимир Беззубов

Развязка наступила в последние пять минут – с добиванием Болдина в падении, ответной шайбой канадцев, и красивой точкой Быкова в контратаке, в которой поучаствовал и Миронов. Миронов, по-моему, первым и бросился обнимать ошалевшего от счастья Шталенкова, когда прозвучала сирена, а дальше уже получилась куча-мала. Звездный момент, конечно. Кстати, Дмитрий Миронов не только в обороне геройствовал – в третьем периоде он потревожил Шона Бурка как минимум трижды.

Миронову всего ничего оставалось до контракта с «Торонто», но ему, как и большинству остальных, хотелось, отплывая, отдать тонущей Атлантиде последний салют олимпийской победой. Они это сделали блестяще. С первым чемпионатом мира под флагом сборной России поучилось значительно хуже. Борису Михайлову в 93-м придется собирать «детский сад-2», золотом Мюнхена все должно было, как в сказке, начаться снова, но сказочный сюжет пришлось отложить на полтора десятка лет.

Дмитрий Миронов еще сыграет вместе с младшим братом Борисом (единственный раз, кстати) за сборную России в серебряном олимпийском Нагано-1998, а завершит свою карьеру в сборной, увы, на чемпионате мира в Питере-2000, где в звездном составе не было лучших – одни только худшие. Виновниками оказались полтора десятка легионеров, а не те, кто их звал без разбору. Тот же Миронов был уже так истерзан травмами, что готовился завершать карьеру, и тот злосчастный чемпионат оказался совсем некстати. И вот смотрите: две его Олимпиады – золото и серебро. Три чемпионата мира – одна, в начале 90-х еще считавшаяся жалкой, бронза. К серебру Нагано Миронов добавил еще и Кубок Стэнли с «Детройтом» - правда, не сыграв в финальной серии ни одного матча.

За ним и золото чемпионата СССР почему-то не числится, хотя в сезоне 1986/1987 Миронов-старший провел за тот, еще непобедимый, ЦСКА ровно половину, как положено, матчей. И нигде об этом ни слова – только бронза с «Крыльями» в 1989-м, куда Виктор Тихонов оправил юного защитника как не выдержавшего конкуренцию с его «монстрами». И он, по воспитанию армейский, до отбытия за океан верой и правдой служил команде Игоря Дмитриева целых пять сезонов, быстро став ключевым игроком обороны.

В детстве ни о каких заграницах Миронов и мечтать не мог, да и на коньки встал довольно поздно – где-то в восемь лет, и то благодаря тому, что семья переехала в другой район Москвы. Отец, мастер спорта по шоссейным велогонкам, видел в старшем сыне спортсмена, а конкретная направленность должна была уже приложиться как бы сама собой. В этом плане младшему брату было легче идти уже по протоптанной дороге: хоккей, в защитники. Специализация Дмитрия Миронова определилась прежде всего благодаря отменным физическим данным, природной выносливости и силе. Учиться было у кого – нужды в классных оборонцах на рубеже 80-х отечественный хоккей еще не испытывал, да и тихоновская шлифовка оказалась кстати.

За океаном советская школа как общее понятие ценилась, а в конкретном преломлении все было не так просто. Поначалу Миронова пытались упростить до примитива – никаких обостряющих передач «в клюшечку», минимум риска и лихости. Правда, до тренеров быстро дошло, что держать «на привязи» такого защитника себе же хуже, и во втором сезоне в «Торонто» Миронов показал себя во всей красе. «Торонто» дошел до финала конференции, а российский защитник набрал в 18 матчах плей-офф 15 очков. Это гарантировало статус, но не гарантировало стабильно ровное отношение, во многом зависящее от результатов клуба. И пошли обмены.

Заокеанская карьера могла сложиться если не блестяще, то все-таки получше. Ни в «Питтсбурге», ни в «Анахайме», ни тем более в «Вашингтоне», где Миронов завершал карьеру, дело свое он делал качественно, но на особом положении не был. В «утках» удачно взаимодействовал с феерившими тогда Полом Карией и Тему Селянне, сам немало забрасывал, что и послужило интересом к Миронову «Детройта». История с самым русским клубом НХЛ второй половины 90-х получилась красивой, но слишком короткой – оказаться на лавке, когда Кубок Стэнли все ближе, для серебряного призера первого полноценного олимпийского турнира Дмитрия Миронова было не очень комфортно.

В отличие от младшего брата Бориса, который после 11 сезонов в НХЛ окончательно вернулся в Россию в середине нулевых, Миронов-старший осел за океаном прочно. В хоккее в каком-то ином качестве, опять же в отличие от младшего брата, не остался – тренерская работа не увлекла, хватало ветеранских игр, просто жизненных забот и радостей, новых спортивных увлечений.

Да и вспомнить есть что.

Дмитрий Миронов. Фото: Владимир Беззубов

Досье

Дмитрий Олегович МИРОНОВ.

Родился 25 декабря 1965 года в Москве.

Карьера игрока: 1985-1987 – ЦСКА, 1987-1992 – «Крылья Советов», 1992-1995 – «Торонто», 1995-1996 – «Питтсбург», 1996-1998 – «Анахайм», 1998 - «Детройт», 1998 – 2001 – «Вашингтон».

Достижения: Олимпийский чемпион (1992), серебряный призер Олимпиады (1998), бронзовый призер чемпионата мира (1991), обладатель Кубка Стэнли (1998), бронзовый призер чемпионата СССР (1989).

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать