Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Казалось, он моложе. А тут как-то сразу — бах, и 55. Вроде не так давно закончил. И ещё в середине прошлого десятилетия, кажется, даже готов был подменить в «Баффало» одного из своих подопечных в случае необходимости. Впрочем, всё правильно — Артуру тогда было уже 47.

Что Артура Ирбе всегда отличало, так это повышенное чувство ответственности. Дневник вёл с детских лет, ничего на откуп эмоциям не отдавал, всегда старался разобраться в происходящем до конца. Раз уж до чего-то докапывался, то на своём стоял твёрдо, если не сказать — уперто. То, что с ним бывало непросто, подчёркивают даже симпатизирующие Артуру партнёры. С другой стороны — а с какими вратарями бывает просто? Разве что с теми, кто ничего особенно и не добивался. А большой вратарь — практически всегда сложный, или по крайней мере особый характер.

В случае с Ирбе по-другому и быть не могло. Во-первых, выше 175 сантиметров не вырос — уже минус, в конце 80-х спрос на габаритных вратарей повышался стремительно. Значит, надо было брать чем-то другим, и работать, работать, работать. Позже Харийс Витолиньш рассказал, что Ирбе поражал своим отношением к тренировкам — никто не работал так истово, как он. Причём с годами только интенсивнее.

Во-вторых, в топ-клубах Ирбе играть не довелось — за исключением нескольких матчей, проведённых за ЦСКА в турне по Северной Америке. И рижское «Динамо», и «Сан-Хосе», а позже «Каролина», чтобы чего-то добиться, обязательно должны были прыгнуть выше головы. Без классного вратаря, привыкшего спасать и выручать, это было бы невозможно. «Акулы» начала 90-х по составу выглядели внушительно, но ещё не настолько оформились, чтобы брать приличные высоты, а с Ирбе как-то прошли «Детройт».

В-третьих, начало его карьеры пришлось на слом времён, что тоже наложило отпечаток на все последующее. Артур застал излет большой хоккейной эпохи, и последнее золото чемпионата мира сборной СССР было добыто при самом непосредственном его участии. Только всё началось, как сразу и кончилось — с января 1991 Ирбе уже не видел себя в форме с надписью «СССР», да и самому СССР жить оставалось уже недолго. Ломалась эпоха, рушились государства, а что говорить о людях? Это был жёсткий выбор, и Артур ни разу не пожалел о том, что он сделал его в пользу родной Латвии.

Отметим лишь, что Ирбе, вставший в ворота в 12 лет, сделал для советского хоккея не меньше, чем тот сделал для него. На юниорском чемпионате Европы-1985 его признали лучшим вратарём. В молодёжной сборной СССР Ирбе не задержался — сам не понимает, чем не угодил Владимиру Васильеву. В национальную сборную путь открылся после того, как рижане под водительством Владимира Юрзинова весной 1988 сенсационно дошли до финала, а Артур был признан лучшим новичком. На чемпионат мира-1989 он поехал дублёром Сергея Мыльникова, и провёл три встречи.

Через год в Швейцарии Мыльников уступил место в воротах Ирбе после того, как в неудачном матче со сборной Швеции получил микротравму. И последний золотой чемпионат мира сборной СССР во многом стал чемпионатом 23-летнего Артура — в трёх играх финального раунда он пропустил всего одну шайбу. Сборная Канады в очень приличном составе была разгромлена со счётом 7:1, шведы и чехословаки — вовсе «под ноль».

Ирбе закономерно был назван лучшим вратарем чемпионата, и при всей субъективности выбора звание это за красивые глаза не дают. Ирбе мог говорить, что опускал глаза, когда поднимали флаг СССР, что было формой внутреннего протеста, но для победы сборной он делал всё, что мог — как к профессионалу к нему ни одной претензии не было.

Звание заслуженного мастера спорта Ирбе получить не успел. Но на него уже обратили внимание в НХЛ, и даже сам Уэйн Грецки после поражения его «Лос-Анджелеса» от рижского «Динамо» похвалил Артура: «должен был этому забивать», но каждый раз «утыкался в стену». По хладнокровию Грецки сравнил Ирбе с Вячеславом Третьяком. В остальном они были, конечно, разными. Техника Артура не была классической. Он был очень подвижен, но не суетлив, ловушкой работал изумительно, шайбу притягивал как магнитом, мог проявлять чудеса ловкости и гибкости, но акробатическими приёмами не злоупотреблял. «Я не Патрик Руа и не Мартен Бродо», — это тоже Ирбе, который никогда не считал себя лучшим из лучших.

Да и сама карьера не давала повода так считать. Как он однажды скажал, везде приходилось царапаться и доказывать, что достоин стать первым номером. Нигде ковровую дорожку ему не выстилали, часто начинал дублёром, право быть основным вратарём всегда завоёвывал в честной борьбе, но случались и разочарования. С характером у него всегда всё было в порядке. И он всегда знал, что малейшее осознание своей непогрешимости обязательно приводит к потерям. В старой притёртой экипировке играл до полного приведения её в негодность.

Лучшими годами в НХЛ он считал первые полноценные сезоны в «Сан-Хосе», уже после «обкатки» в «Канзас-Сити» — когда за «Акул» играли Игорь Ларионов, Сергей Макаров, Сандис Озолиньш. Беды начались после того, как руководство решило освежить состав, и Ирбе ничего не оставалось кроме как просить обмена. С «Каролиной» он тоже прошёл большой и непростой путь, вершиной которого стал финал Кубка Стэнли-2002 против «Детройта».

«Когда повесил коньки на гвоздь, у меня внутри два года всё кипело, я вообще не мог смотреть хоккей — так было легче переносить эту ломку. А потом понял, что пора возвращаться…». Прямота и честность могут создавать проблемы и на родине, и в родном клубе тоже. В политику он не пошел, считая её «вязким и скользким делом», где можно потерять себя — а ему хотелось жить с собой в гармонии. Два сезона в «Вашингтоне» и год «Баффало» в качестве тренера вратарей подарили интересную работу, но превращать её в рутину не хотелось. А возвращаться всегда есть, куда — в Ригу.

Ни легендой, ни тем более идолом Ирбе себя не считает. Но, думаю, в мире не очень много хоккейных вратарей, изображённых на именных почтовых марках. А у Артура Ирбе их даже две.

Досье

Артур Ариевич Ирбе

Родился 2 февраля 1967 года в Риге
Карьера: 1986-91 — «Динамо» Рига, 1991-93, 1995 — «Канзас-Сити» (ИХЛ), 1991-96 – «Сан-Хосе», 1996/1997 — «Даллас», 1997/1998 — «Ванкувер», 1998-04 — «Каролина», 2002/2003 — «Лауэлл» (АХЛ), 2003/2004 — «Джонстон» (ECHL), 2005/2006 – «Рига 2000», «Ред Булл» (Австрия), 2006/2007 — СК «Рига», «Нитра» (Словакия).
Достижения: чемпион мира 1989, 1990, лучший вратарь чемпионата мира 1990, победитель Игр доброй воли 1990, серебряный призёр чемпионата Европы среди юниоров 1985, лучший вратарь турнира, серебряный призёр чемпионата СССР 1988, финалист Кубка Стэнли 2002. 

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать