Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Тройки одногодков, оставившие серьезный след в отечественном хоккее – большая редкость. Строго говоря, в звене Светлов – Семенов – Яшин одногодки только последние двое, а Светлов чуть постарше. Но тут еще одна особенность –  Сергей Яшин младше Анатолия Семенова всего на один день. Если брать одно звено, то ближе друг к другу по времени рождения разве что братья-близнецы Майоровы, Борис и Евгений. 

Конечно, не дата рождения и принадлежность к одному знаку Зодиака определяют игровую совместимость, но совпадение в данном случае любопытное. В энциклопедии «Мировой хоккей» Светлов и Семенов – на соседних страницах, а Яшиным том завершается. Добавим, что Светлов и Яшин – земляки, воспитывались в одной хоккейной школе пензенского «Дизелиста». В общем, совпадений много, а так они все разные, как и должно быть – из одинаковых сильный микроколлектив не получится. А из этих ребят – получился такой, который мог бросить вызов даже всесильному ЦСКА и даже первой его фетисовско-ларионовской пятерке - наверное, лучшей в мире. Да, Яшин с партнерами порой обыгрывал и этих «монстров», особенно в середине 80-х. 

Конечно, я хорошо помню, как они играли. Именно «они», все вместе, хотя на самых крупных турнирах сборной вместе они выходили на лед только на Олимпийских играх в Калгари. Меньше всего повезло центральному нападающему, который, как назло, раз за разом травмировался в самый неподходящий момент, а Сергей Яшин пропустил как раз тот чемпионат мира, на который смог поехать  Семенов – в Вене-1987. Так что выступить вместе на Олимпийских играх, да еще взять золотые награды, было их выстраданным счастьем. 

Пути их разошлись еще по ходу чемпионского для юрзиновского «Динамо» сезона 1989-1990. Светлов уехал еще до финиша чемпионата СССР в венгерский «Уйпешт», а Семенов и Яшин – уже после золотого финиша. Оба были выбраны на драфте «Эдмонтоном», предполагалось, что динамовская связка сохранится и там, но… Анатолий Семенов задержался в США на двадцать лет, а карьера Яшина ограничилась несколькими матчами за фарм-клуб «нефтяников». Так или примерно так случалось  в те первые годы большого заокеанского рывка даже с олимпийскими чемпионами. Кто-то, как, например, Вячеслав Быков, изначально не хотел дальних  приключений, но Сергей Яшин – попробовал.  Неожиданно оказавшись в конце концов в «Динамо», только в берлинском, еще в ГДР.  

Первое его возвращение после проведенного уже в Швейцарии следующего сезона  я, честно говоря, не отследил. Было не до Яшина, который провел часть первого сезона Межнациональной хоккейной лиги в СКА. Несмотря на отток лучших кадров, инерция советского хоккея была еще жива, магия имен исчезала постепенно, и в четверке кроме первой ласточки новых времен «Лады» оказались привычные «Динамо», «Крылья Советов» и «Трактор».  СКА, кстати, в четвертьфинале побился с тольятинцами – но не более того.

А вот второе возвращение Сергея Яшина в сезоне 1997-1998 было уже совсем другим. Родное «Динамо» в нем не нуждалось, а в «Нефтехимике» играл Анатолий Степанищев, с которым Яшин в Пензе делал в хоккее первые шаги. Так Яшин еще на один сезон продлил свое пребывание в отечественном хоккее. Забавно, что на предварительном этапе «Нефтехимик» как крепкий середняк РХЛ получил в родной для Сергея Пензе пять безответных шайб от «Дизелиста», который в итоге занял последнее 14-е место в Западной зоне. 

Яшин казался человеком из другого мира, хотя всего-то прошло лет пять после того, как мы его видели в игре. Все изменилось до неузнаваемости. Уже и «Динамо» не ходило в лидерах, а занявший итоговое 11-е место «Нефтехимик» соседствовал в таблице со «Спартаком» и СКА, опередив и «Химик», и «Трактор», и ЦСКА, и «Крылья Советов». Это был для человека, десять сезонов мечтавшего опередить армейцев в борьбе за золото, уже перевернутый мир. Возможно, еще и поэтому совсем возвращаться  Сергею Яшину уже не хотелось. 

Впрочем, это лишь догадка. Я  все еще хотел увидеть того Яшина, который мог пройти и Вячеслава Фетисова, который не давал спуску великим канадцам (кстати, против сборной Канады он обычно играл очень уверенно), который был, пожалуй, самым техничным из их звена, и одновременно быстрым и пробивным. Нет, во второй половине 90-х повторить Яшина середины 80-х оказалось невозможно и самому Сергею. Он, похоже, и не хотел никому ничего доказывать. Но какие-то моменты в его игре, напоминающие о прежних временах, все-таки просверкивали.

Он же пензенский, впитавший  сам дух того хоккея. Пенза 60-70-х дала отечественной элите как минимум с десяток выдающихся мастеров и тренеров, и зависело это только от людей, занимавшихся с пацанами, и ни от чего больше. Есть люди – есть хоккей, нет людей – нет хоккея. Сережа Яшин вырастал как хоккеист в атмосфере, побуждающей расти. И в конкуренции, побуждающей стремиться быть лучше и пробиваться наверх. 

«Дизелист» был под пристальным вниманием московского «Динамо». Ждать, когда тот или иной талант оформится, с каждым годом становилось все труднее, и Яшина как одну из самых ярких звездочек конца 70-х бело-голубые выдернули из Пензы рано – чтобы другие не успели перехватить. Он дважды блеснул в юниорской сборной СССР  - на «бронзовом» чемпионате Европы среди юниоров в 1879-м вошел в пятерку лучших бомбардиров турнира, а через год в Чехословакии вовсе стал лучшим, набрав 14 очков (7+7) и войдя в символическую сборную. После юниорского золота была бронза молодежного чемпионата – 1981, на который было призвано  все динамовское звено, через год пришлось вовсе остаться без медалей. Показатели были приличные, но что такое индивидуальные достижения по сравнению с тем, что нет командного результата? 

Для Сергея Яшина это были годы переходные и непростые. То, что легко проходило на юниорском уровне, гораздо сложнее давалось уже на уровне молодежном. Надо было не просто оправдывать надежды, а выходить в лидеры, и не только в клубе. А это было уже задачей особой сложности, решение которой растянулось не на один год. Но он своего добился.  

На чемпионат мира-1985 Светлов и Яшин оправились без травмированного Семенова, сборная СССР довольствовалась бронзой, но дальше  пошло веселее. Правда, на главных турнирах приходилось играть неполным звеном – пока, наконец, в Калгари всем троим удалось подойти в хорошем тонусе.

Они не были силовиками, совсем нет, но почерк звена нельзя было назвать каллиграфическим, как у «ларионовцев», или «кружевным», как у недавних спартаковских лидеров. Их стиль шел и от индивидуальных качеств, и от динамовских традиций, предполагающих думать и действовать прежде всего быстро, и ни в коем случае не уходить от жесткой контактной борьбы. Отсюда и травмы, и пропуски важных турниров – тот же Яшин пропустил не только чемпионат мира-1987, но и Кубок Канады с крутейшим финалом  той же осенью. Хорошо еще, что Олимпиада вернула им за все пережитое сполна. 

Третье золото со сборной Сергей Яшин возьмет на чемпионате мира в Швеции на исходе 80-х – уже без постоянных партнеров.   Оно не должно было стать последним – ему исполнилось всего 27 лет, играть бы да играть. Но смутные времена, которые уже подступали, и решения заставляли принимать нетривиальные. Хоккей уходил на периферию интересов, теряя и привычную опору, и народную любовь. Кто мог – тот искал лучшей участи, а это не всегда совпадало с сохранением статуса. Берлинское «Динамо» уровню Яшина не могло соответствовать ни в коей мере, тем более что и зоной спокойствия ГДР на рубеже 90-х назвать было нельзя – как самостоятельному государству стране оставалось жить недолго. Но хоккейная Германия в дальнейшем стала для Яшина не сказать чтобы синицей в руках, но чем-то вроде этого. Городок Вильгельмсхафен в Нижней Саксонии, как и вообще немецкий северо-запад на долгие годы стали для Сергея Анатольевича Яшина местом работы и жизни.

Во второй немецкой лиге в первом же сезоне за «Вильгельмсхафен» в 47 матчах он забросил 47 шайб. Рубежа в сто очков за сезон не преодолел ни разу, но зато на исходе столетия амплуа   играющего тренера плавно сменилось другим – просто тренерским. Впрочем, с тех пор уже больше двух десятков лет Сергей Анатольевич Яшин, за очень малым исключением – главный тренер нескольких команд в нескольких дивизионах германского хоккея. 

Не знаю, снится ли ему тот хоккей, который был главным в первой половине его жизни. Тут у всех по-разному. Главное – было бы сердце согрето.  

Досье

Сергей Анатольевич ЯШИН. 
Родился 6 марта 1962 года в Пензе. Нападающий, тренер. Заслуженный мастер спорта (1988). Член Зала славы отечественного хоккея (с 2014-го года). Кавалер Ордена «Знак Почета» (1988). 
Карьера игрока.  1979-1980 – «Дизелист» (Пенза), 1980 -1990 – «Динамо» (Москва), 1990-1991 – «Динамо» (Берлин), 1991-1992 – «Давос» (Швейцария), 1992-1993 – СКА (Санкт-Петербург), 1992-1994 – «Эссен-Вест» (Германия), 1994-2000 – «Вильгельмсхафен» (Германия). 
В чемпионатах СССР – 403 матча, 128 заброшенных шайб и 122 голевых передачи. В чемпионатах России – 56 матчей, 9 голов и 8 передач. В суперсериях с клубами НХЛ – 16 матчей, 9 шайб и 9 передач.  
В чемпионатах мира и олимпийском турнире – 35 игр, 7 шайб и 5 передач. На юниорском и молодежном уровне на чемпионатах Европы и мира – 22 матча, 23 шайбы и 11 передач. 
Достижения. Олимпийский чемпион 1988. Чемпион мира 1986, 1989, бронзовый призер 1985. Полуфиналист Кубка Канады 1984. Чемпион Европы среди юниоров 1980 – лучший бомбардир турнира (7 шайб и 7 передач), включен в символическую сборную), бронзовый призер 1979. Бронзовый призер чемпионата мира среди молодежных команд 1981, участник чемпионата мира 1982.
Чемпион СССР 1990, серебряный призер 1980, 1985-1987, бронзовый призер 1981-1983, 1988.  Участник трех суперсерий с клубами НХЛ. 
Карьера тренера. с 2001 по настоящее время -  «Вильгельмсхафен», «Росток», «Пелома Гризлиз» (Нидерланды), «Бремен» и другие команды.       


Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать