Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
17 апреля исполнилось 50 лет Дмитрию Ячанову.

Если б Дмитрий Ячанов не был талантливым вратарем и не менее талантливым тренером вратарей, он стал бы журналистом. Полагаю, Дмитрий Николаевич не потерялся бы в масс-медиа в любом амплуа — в качестве, например, обозревателя. Причем не обязательно хоккейного — музыка тоже подошла б, тем более что он это дело любит. Без всякой иронии — читать интервью и даже короткие ответы Дмитрия Ячанова на «вопрос эксперту» всегда интересно. Когда он играл, в публичном поле появлялся не так часто, но публикации привлекали искренностью и вдумчивостью. Без зауми, без балагурства, без баек и желания понравиться — просто мысль, искренность, позитив. Виден был человек со своими сомнениями, радостями и огорчениями, очень здраво размышляющий о жизни и своей работе. Что касается позитива, то Ячанову, как может показаться, везде было комфортно — и в родном «Ак Барсе», и в «Нефтянике», и в «Крыльях Советов», и в СКА, соответственно и в городах базирования — Казани, Альметьевске, Москве, Санкт-Петербурге.

Вот из относительно давнего и не очень давнего прошлого: «Идеальных вратарей не бывает, все играют на своих плюсах, дабы скрыть свои минусы».
«Какое же это несравнимое удовольствие — поймать тяжелую шайбу, быть сильнее и быстрее ее».
«Теоретически можно взять любую шайбу и даже рикошет, но практически так не бывает».
«Тренерская работа – это не байки из прошлого рассказывать».
И вот еще: «Мой принцип работы — убирать лишнее».

Из того, чем Ячанов популярно делится о своем вратарском и тренерском опыте, если не книгу, то вполне солидную методичку точно можно составить. На вопрос, «если он такой умный, то почему работал всего в одном большом клубе, и то немного?», ответить можно так: не всем везет, тренеры вратарей при всей важности их работы не определяют успешность команды в целом, это зависит от множества факторов, да и вообще тренерская доля переменчива. А насчет того, хорошо или плохо он работал в ЦСКА с Ильей Сорокиным и Виктором Фастом, говорят результаты и дальнейший прогресс Сорокина, естественно.

Дмитрий Ячанов не был вратарем, имя которого у всех на слуху, да он к такой цели и не стремился. В начале нулевых его как-то спросили, как он сам себя оценивает как вратаря. Он ответил, что может назвать себя опытным игроком, и ничего больше не прибавил. Опыт у него действительно уже был, и разный.

…Из пригородного казанского района Дербышки на тренировки он долго ездил на общественном транспорте уже в те годы, когда его подключали к основе «Итили». На исходе восьмидесятых «службу» в армии проходил в новочебоксарском «Соколе», успел провести несколько матчей за CК им. Урицкого и «Итиль» в чемпионатах СССР, в начале девяностых выступал за «Торос» во втором эшелоне, и четыре сезона в Казани в основном прочно сидел в запасе за спиной Сергея Абрамова. Уверяет, что не чувствовал никакого дискомфорта или ущемленности, игрой старшего товарища «просто любовался», и естественно, учился у него — терпению в том числе. Позже он сказал «я вообще спокойно отношусь к своим взлетам и падениям», но сидеть на лавке с очень небольшими шансами в течение четырех сезонов — такое кого-то может сломать, а кого-то наоборот — закалить. Выстрелил Ячанов вовремя, прямо как по заказу — значит, был готов.

До осени 1997 иной вратарь, кроме Абрамова, в рамке «Ак Барса», и не представлялся. Казанцы смотрелись здорово, но весной 1997 в первом же раунде плей-офф вылетели от саратовского «Кристалла»: вторая команда от предпоследней. Соответственно на новый сезон настрой был сумасшедший. Для взятия вершины нужно было стабильно брать очки, сведя потери к минимуму — победитель и призеры в том сезоне определялись по итогам регулярного чемпионата. Классиком Юрий Моисеев грамотно выстраивал стратегию борьбы за чемпионское звание, но чуть ли не с самого начала засбоил ветеран Абрамов, и вечный запасной Ячанов вышел на авансцену. И больше ее уже не покидал.

Тот«Ак Барс» был командой не громкой по именам, но исключительно ровной. Выходящая на пик «Магнитка» была куда интереснее в атаке, действующий чемпионы — ярославцы — показывали образцовую игру в обороне, уже слегка закатная «Лада», тем более московское «Динамо» смотрелись не менее сильно — но «Ак Барс» шёл к цели, почти не оступаясь, и все время пусть на чуть-чуть, но опережая конкурентов. Финиш оказался остросюжетным — «Ак Барс» от занявших второе и третье место «Металлурга» и ярославского «Торпедо» отделили всего лишь три очка.

Без Ячанова того первого золота казанцам было бы не видать. Пройти такую длинную дистанцию ровно можно было только при наличии исключительно стабильного и надежного вратаря, в котором осенью вряд ли все видели именно Диму Ячанова. Риск оправдался, молодой и засидевшийся на лавке вратарь играл отважно и не по годам хладнокровно, не допуская ни малейшего расслабления даже в матчах с заведомыми аутсайдерами. Казанцы выстрадали свое первое золото, в символическую сборную по итогам сезона из них включили только Алексея Чупина, однако это был тот случай, когда можно было давать отдельный приз «за упорство», если бы такой существовал, всей команде. Но ей и вожделенного чемпионства, естественно, хватило.

Смутное время девяностых в какой-то степени помогло «выйти в свет» нескольким командам. «Ак Барс» второй половины десятилетия не был самой яркой и самой мастеровитой, но очень дружной и целеустремленной. Не случайно именно «барсы» золотого образца 1998 практически все продолжили активную жизнь в хоккее после завершения игровой карьеры, не случайно они периодически образовывают малые сообщества в том или ином клубе, сохранив дружеские и профессиональные связи. В данном случае хорошее не только не забывается, но еще и работает.

После золота-1998 Ячанов взял еще два трудовых серебра. Но поколение победителей потихоньку уходило, «Ак Барс» входил в пору перемен, и Дмитрий Ячанов их не избежал. К резкой смене декораций он отнесся философски, предвосхитив продолжение. В Альметьевск — так в Альметьевск, в Москву — так в Москву, в Питер — так в Питер. Интересно, что затем уже в качестве тренера Ячанов прошёл тот же путь, только в обратном порядке: от Питера, где он осел основательно, до Альметьевска.

В «Крыльях» болельщики приняли его сразу, Дмитрий отплатил той же монетой, проведя один из лучших своих сезонов. Все неплохо сложилось и в СКА, за который Ячанов успел сыграть, пусть совсем немного, в Континентальной хоккейной лиге. После завершения карьеры к роли тренера вратарей готов еще не был, что некоторое время спустя разъяснил: только своего опыта для такой тонкой работы маловато. Знаний и навыков Ячанов набирался, осваивая агентскую деятельность, создавая в Санкт-Петербурге свою вратарскую школу, выступая в роли менеджера проекта по следж-хоккею. Для самостоятельной работы тренером вратарей созрел к середине нулевых, обстоятельства для работы в ЦСКА сложились благоприятные, все получилось не до конца, но идеальное в жизни случается редко.

Уже немало, если есть востребованность. А в простое Дмитрий Ячанов, кажется, не был ни разу. Потому что не знает, что это такое.

Досье

Дмитрий Ячанов
Родился 17 апреля 1972
Карьера игрока: 1989/1990 — «Сокол» Новочебоксарск, 1989-2004 – СК им. Урицкого/«Итиль»/«Ак Барс», 1991/1992 — «Торос», 2004/2005 — «Торпедо» Нижний Новгород, 2004/2005 — «Нефтяник» Альметьевск, 2005-07 — «Крылья Советов», 2007-09 — СКА, 2009/2010 — ХК ВМФ.
Достижения: чемпион России 1998, серебряный призер 2000, 2002.
Карьера тренера: 2015-17 — ЦСКА, 2017/2018 — «Лада», 2018-22 — «Нефтяник».

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать