Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru

Ну конечно, везунчик. В СССР получил прекрасное хоккейное образование, в НХЛ его сполна реализовал, в «Детройте» взял два Кубка Стэнли, играл в составе знаменитой «Русской пятерки», за 18 (!) сезонов в НХЛ прочно занял место в десятке лучших наших заокеанских легионеров, возвратился в Россию не доигрывать, а завоевывать Кубки Гагарина, которые чуть ли не сами сваливались в руки, последнюю шайбу забросил на 43-м году жизни, как тренер все время в деле – ну чем не образцовая, а по протяженности вовсе уникальная карьера удачливого человека? Даже придраться не к чему.

В то же время - мимо главных успехов национальной сборной, ни под флагом СССР, ни под российским флагом, ни в начале 90-х, ни на рубеже 2000-х, и вообще – даже ни одного участия в олимпийских турнирах, которых за время карьеры Вячеслава Козлова было целых шесть, и уж в Нагано-1998 он точно мог поехать. Свою роль сыграл, конечно, чемпионат мира-1994, на который Слава Козлов прилетел, получилось, ради одного проигранного сборной США четвертьфинального матча, на Кубке мира-1996 роман и завершился. Причины для отказов каждый раз находились, а потом и звать перестали, разве что Вячеслав Быков в дебютном своем чемпионате-2007 на Вячеслава рассчитывал. Так что клубных достижений - на зависть многим и многим, статистика сумасшедшая, карьера идеальная, а официальных поводов дать «заслуженного» не имеется. Впрочем, человеку, у которого четыре чемпионских перстня, причин жаловаться на судьбу немного.

Она, то есть судьба, сберегла его   в октябре 1991-го, когда после страшной автомобильной аварии Слава не просто поднялся на ноги (спасибо врачам), но и получил шанс продолжить карьеру, да еще и за океаном. Руководство «Детройта» имело все основания отказаться от хоккеиста, пережившего черепно-мозговую травму и залечивавшего ее последствия несколько месяцев, но от обещаний оно не отказалось, и уже 12 марта 1992-го 19-летний выпускник знаменитой воскресенской хоккейной школы Слава Козлов провел за «Крылья» первый матч, отдав две голевые передачи на Сергея Федорова. Понятно, что потом пришлось помучиться в фарм-клубе, ковровой дорожки перед ним не выстилали, но через год-другой новичок был еще не незаменимым, но полноправным участником подъема «Детройта» к вершинам.

Много лет спустя Козлов скажет, что с первых шагов в «Детройте» нет-нет, да и возникало ощущение, что это ненадолго. В конце концов в начале нового века расставание и произошло, но был ведь и более грустный вариант, о чем Скотти Боумэн сообщал Славе еще в начале 2007-го, когда ему грозил обмен в «Калгари». И тогда – прощай Кубок Стэнли, но все обошлось.

В начале 90-х до вожделенных Кубков Стэнли «Красным Крыльям» было еще довольно далеко, но, очевидно, молодому нападающему удалось быстро проникнуться атмосферой начавшегося восхождения. Конечно, помогли ему в этом Сергей Федоров и Володя Константинов, без которых адаптироваться и к новому хоккею, и просто к жизни в Америке парнишке из Воскресенска было бы совсем трудно. ЦСКА, за который до аварии Слава провел всего 11 матчей, не хотел мириться с потерей, пытался судиться с «Детройтом», но в конце концов проиграл. Когда с приходом Боумэна осуществилась вполне безумная идея создания «Русской пятерки», самый младший в квинтете заиграл, наконец, в свой хоккей. В тот, которому учил его отец – а Анатолия Козлова уважали не только многочисленные знаменитые воспитанники, но и те, кто непосредственного отношения к Воскресенску не имел.

«Химик» во второй половине 80-х мог уже не просто иногда покусывать лидеров, но и разбираться с ними, а ближе к концу десятилетия и конкурировать. Молодежь подросла толковая и боевая, и главный тренер воскресенцев Владимир Васильев однажды как-то выпустил 16-летнего Славу Козлова против ЦСКА. Тренеру за авантюру досталось, но важно было то, что подопечный перед кумирами не спасовал.

В эти годы начиналась и международная карьера Вячеслава Козлова, причем начиналась вполне себе неплохо. Бронза первого для него юниорского чемпионата Европы-1988 в Чехословакии хорошим результатом считаться, естественно, не могла. Зато уже на следующий год юниорская сборная СССР на домашнем льду в Киеве шансов соперникам не оставила. Главной звездой той команды тренера Николая Казакова был Павел Буре, но лучшим бомбардиром сборной СССР стал Вячеслав Козлов. В решающей встрече со сборной Чехословакии счет открыл Олег Давыдов, точку поставил Павел Буре, но ассистировал обеим именно Козлов. В списке лучших бомбардиров впереди оказались три чехословака, включая Яромира Ягра, четыре финна и один норвежец, но главное – сборная после четырехлетнего перерыва, наконец-то снова взяла золото.

На то, что его обошли индивидуальными призами, юный Слава Козлов не обратил внимания. Его с детства приучили, что коллективный успех – это все, а личные достижения не должны никого интересовать. Тем не менее скауты «Детройта» начали вести Козлова еще с Киева. На молодежном чемпионате мира-1990 в Канаде была разработана целая операция по организации побега одного из самых талантливых молодых форвардов мирового хоккея из расположения советской сборной, оставалось только довериться исполнителям, но в последний момент Слава резко сдал назад, и правильно сделал – кто знает, как бы все сложилось в Северной Америке через форс-мажор.

Дальше все развивалось бурно – и со страной, и с хоккеем, и конкретно со Славой Козловым, который успел во второй раз стать серебряным призером молодежного чемпионата мира, бронзовым призером взрослого первенства, перейти в лучший клуб мира, но ЦСКА уже был почти бывшим, и в золотом излете Альбервилля-1992 новобранцу участвовать уже не довелось. Если бы все сложилось чуть иначе – наверняка стал бы олимпийским чемпионом. Но тогда, вполне вероятно, не случилось бы «Русской пятерки» как одного из самых интересных явлений в НХЛ конца столетия.

В первоначальном своем виде (Фетисов – Константинов, Федоров – Ларионов – Козлов) она и просуществовала всего-то два года – до аварии в июне 1997-го, оборвавшей карьеру Владимира Константинова. И передергивал ее Скотти Боумэн постоянно, путая соперников, а заодно и себя тоже. И справились же с ней жесткие ребята из «Нью-Джерси», заодно выключив из игры во втором матче, а по сути до конца финальной серии-1996, Вячеслава Козлова, что во многом сыграло роковую роль в сухом поражении фаворита. И не только от нее зависел взлет того «Детройта» к двум Кубкам Стэнли подряд, звезд там хватало.

Но все-таки, вспоминая хоккей «Детройта» второй половины 90-х, говорят прежде всего о «Русской пятерке». Организующим атакующим началом в ней был, конечно, Ларионов, но с такими краями, как Федоров и Козлов, и с таким тылом, как Фетисов и Константинов (впрочем, в одиночку у чужих ворот могли оказаться и защитники), можно было творить и для результата, и в свое удовольствие. Козлов не раз повторит, что это был лучший хоккей в его жизни.

Свою роль принижает, и даже не слегка. В духе «надо было им просто не мешать, подыгрывать и не портить картинку». Ну да, забросил как-то четыре шайбы самому Патрику Руа в монреальском «Форуме», но «половину в пустые ворота с передач Ларионова, который сам мог забивать». То, что он был в тени великих имен, заслуг и роли Вячеслава Козлова ничуть не умаляет, что особенно подчеркивал Ларионов: «Слава – игрок уникальный, просто незаменимый. Очень хорошо действовал без шайбы, правильно открывался, и видел, как развивается игра». Когда Вячеслав Фетисов и Игорь Ларионов в августе 1997-го впервые привезли в Россию Кубок Стэнли, Козлов на всех мероприятиях «шел довеском», но знающие люди понимали цену этого «довеска». Когда часть следующего очень трудного сезона тройке пришлось долго играть без Сергея Федорова, она сохранила свой уникальный стиль и эффективность во многом благодаря Вячеславу Козлову.

Он, конечно, обжился в Америке. И, как ни трудно было пережить расставание с «Детройтом», в «Атланте» уровень не снизил. Другое дело, что уровень самой «Атланты» не соответствовал таланту Вячеслава Козлова, которому семи сезонов хватило, чтобы стать вторым после Ильи Ковальчука бомбардиром. К тому, что он умел еще до «Детройта», он добавил то, чему научился у партнеров – высокопрофессиональному отношению не только к тренировкам и играм, но и к мелочам. Хоккейное долголетие – это не только гены, но и соответственно выстроенный образ жизни. Наглядные примеры были непосредственно рядом с ним.

Козлов не доигрывал ни в 37 лет в НХЛ, ни в 39 – это уже в КХЛ, ни в 42 с лишним, когда заканчивал. В «Салавате» он качественно провел последнюю и главную часть золотого сезона-2011, в золотом «Динамо»-2012 – наоборот, регулярную часть. Заканчивал там, где, наверное, и должен был – в «Атланте» как в «преемнике» родного воскресенского «Химика». Завершил карьеру именно тогда, когда сказал себе, что - все, достаточно. Мог и раньше, конечно, но он не хотел «стоять в пиджаке на скамейке, и жалеть, что не играю». О Вячеславе Козлове как о тренере судить, пожалуй, еще рановато, хотя азы профессии давно прошел, и главным успел побывать, и первые шишки набить.

Кажется, в интервью Юрию Голышаку и Александру Кружкову Козлов сказал, что в нем ничего особенного нет, а живет он так, чтобы получать удовольствие, стараясь поменьше заглядывать в паспорт. Тогда он еще выходил на лед. Но принцип, полагаю, и сейчас сохранил.

На уровне чемпионатов мира у него, кстати, полный набор медалей – золото юниорского, серебро молодежного и бронза взрослого, которую Вячеслав Козлов заработал, когда ему только-только исполнилось 19 лет (в победном матче со сборной США шестую шайбу он забросил еще 18-летним – в большинстве с передачи Алексея Касатонова). Хорошо бы олимпийскую медаль прибавить, но задним числом ничего не бывает не только в хоккее.  

Досье

Вячеслав Анатольевич Козлов
Родился 3 мая 1972 года в Воскресенске Московской области. Нападающий, тренер. Мастер спорта.
Карьера игрока: 1988-1991- «Химик» (Воскресенск), 1991 – ЦСКА, 1992-2001 – «Детройт» (1992-1993 – «Эдирондак», АХЛ), 1994-1995 – ЦСКА, 2001-2002 – «Баффало», 2002-2010 – «Атланта», 2004-2005 – «Химик», 2005 – «Ак Барс», 2010-2011 – ЦСКА, 2011- «Салават Юлаев», 2011-2012 – «Динамо» (Москва), 2012-2014 – «Спартак», 2014-2015 – «Атлант» (Московская область).
В чемпионатах СССР – 117 матчей, 31 гол и 31 передача. В чемпионатах МХЛ и Суперлиге – 60 игр, 18 голов и 26 передач. В КХЛ 228 матчей, 39 голов и 68 передач. Всего в СССР и России – 405 игр, 88 шайб и 125 передач.
В регулярных чемпионатах НХЛ 1182 матча, 356 шайб и 497 передач. В розыгрышах Кубка Стэнли 118 игр, 42 гола и 37 передач.
Всего за карьеру на клубном уровне в элитных лигах 1705 матчей, 486 заброшенных шайб и 659 передач, 1145 очков.
В сборной СССР на юниорских чемпионатах Европы и молодежных чемпионатах мира - 25 матчей, 14 шайб и 24 передачи. За национальные сборные СССР и России на чемпионатах мира – 11 матчей, 3 гола и 4 передачи. На Кубке Канады-1991 и Кубке мира-1996 – 10 игр, 2 гола и 4 передачи.
Достижения: бронзовый призер чемпионата мира 1991. Серебряный призер молодежных чемпионатов мира 1990, 1991. Чемпион мира среди юниоров 1989, бронзовый призер 1988. Обладатель Кубка Гагарина 2011, 2012. Бронзовый призер чемпионата СССР 1990. Обладатель Кубка Стэнли 1997, 1998, финалист 1996.
Карьера тренера: 2016-2017 – «Спартак», 2017-2019 – «Химик», 2019-2020 – «Авангард», 1920-1921 – «Куньлунь Ред Стар», с 2021 – «Динамо» (Москва), во всех командах кроме «Химика» – ассистент главного тренера.

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать