Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Не помню фотографии, на которой он улыбается. Типичный вариант, как на 20-летней давности отличном постере в еженедельнике «Весь хоккей» – сосредоточен, смотрит «в себя», какая тут улыбка? 

Номер вышел аккурат на 30-летие, сразу после лучшего для Соколова чемпионата мира, да и для сборной России на тот момент – тоже лучшего за девять лет. Ничего хорошего Гетеборг-2002 не обещал, по ходу вовсе ввел всех уныние, но как-то все удивительным образом сложилось, не в последнюю очередь благодаря Максу. Написал бы «в первую очередь», потому что его и признали лучшим голкипером и героем чемпионата, но один человек, даже великий, и не выигрывает, и не проигрывает в одиночку. 

В Швецию он отправлялся дублером свежеиспеченного чемпиона России, ярославца Егора Подомацкого. Дела у сборной Бориса Михайлова почти сразу пошли через пень-колоду – достаточно сказать, что в квалификационном раунде главным достижением стала ничья со сборной Украины, которую россияне опередили в итоге лишь по лучшей разнице шайб, пробившись в плей-офф лишь с четвертого места в группе. Соколов неплохо сыграл с Финляндией (0:1), и заменил Подомацкого в конце первого периода матча со словаками, когда счет был уже 3:0 в пользу соперника, а итоговый – 6:4. Если бы кто сказал в этот момент, что Максима признают лучшим вратарем, его приняли бы за сумасшедшего. На счету того же финна Юсси Маркканена было уже два «сухаря».

Четвертьфинал Чехия – Россия проводился в Йенчепинге. Прессу везли на автобусе, состав в основном был чешско-российский, при въезде на территорию «Киннарпс Арены» все обратили внимание на шедших к входу российских тренеров. Слева Валерий Белоусов, по центру Борис Михайлов, справа Владимир Крикунов. В бежевых, ладно сидящих костюмах, бодро шагали, энергично, что-то весело обсуждали, никак не походя на идущих на заклание. «Полуфиналисты чемпионата идут!», - подал реплику фотограф Володя Беззубов, и автобус грохнул. Сейчас бы сказали, что Борода троллил коллег, потому что худшая из участников плей-офф команда встречалась с лучшей – действующие чемпионы мира чехи с самим Ягром составе убирали со своего пути всех, шесть матчей – шесть побед. Чудес не обещалось – тем не менее чумовая реплика Бороды не выходила из головы. 

Сборная России была вполне боеспособная по именам, особенно в защитной линии - пусть и практически без заокеанских звезд. Но после проигранного словакам последнего матча квалификации удостоилась от  главного тренера таких эпитетов, как «безвольная» и «бесхарактерная». Кажется, откуда было характеру взяться – но взялся же! Чехи не поняли, что перед ними другая команда, злая и неуступчивая, да еще с двумя игроками, сыгравшими на каком-то запредельном уровне. Одним был 30-летний чемпион мира-1993 Валерий Карпов, другим – почти 30-летний голкипер череповецкой «Северстали» Максим Соколов, за которым никаких титулов не числилось. 

Карпов забросил две шайбы. После первой, когда счет стал 2:1 в пользу россиян, 72 секунды пришлось играть в формате «трое против пяти». У сборной Чехии лютовало первое звено Глинка-Хрдина-Ягр, Соколов пластался на льду, звенели штанги, немногочисленные болельщики россиян закрывали глаза от ужаса, итоговое соотношение бросков поражало воображение – чехи перебросали россиян более чем в два раза, но так и не поняли, каким образом полуфиналистами стали не они, а сборная России. Мы тоже не сразу поняли, но проставиться Володе Беззубову пришлось.

Максиму Соколову, вратарю «средних возможностей» (это его слова, не мои), предстояло сыграть еще два главных в жизни матча. Тогда он этого еще не знал. Полуфинал с финской сборной был еще круче – соперник дважды выходил вперед, реализуя численное преимущество, россияне дважды сравнивали. И отбивались, отбивались, отбивались – разница по броскам в створ была просто чудовищной – 45-11 в пользу финнов. Когда дело дошло до послематчевых  буллитов, Карпов и Соколов снова сыграли «в связке» - Карпов забил, Соколов все взял от Ринтанена и компании. «Ненальти» финны выполняли в разной манере, но вратарь не купился  на хитрые финты, и справился с бесхитростными бросками. После этих двух матчей Максима можно было без всяких сомнений называть лучшим голкипером чемпионата мира. Его и назвали – дюжину лет спустя после того, как лучшим еще в сборной СССР признавали юного Артура Ирбе

Кажется, именно после полуфинала мы накоротке поговорили – увы, того давнего интервью под руками сейчас не оказалось. Помню, что никаких восторгов от Соколова не услышал, судьбу за предоставленный шанс он не благодарил, выделял  всю команду, показавшую характер, свою роль не выпячивал, обмолвился, что после завершения карьеры, может быть, будет писателем. Последнее выдавало в нем пытливого неофита, но больше ничего подобного ни от кого я не слышал. Забегая вперед – вроде как собирался поделиться воспоминаниями.

Со времени Гетеборга-2002 прошло, страшно сказать, 20 лет (тоже юбилей, как и у Соколова). Словаки выиграли финал по праву, пусть и повезло с двумя голами – одним на первых секундах после броска наудачу  Любомира Вишновски, победным за сто секунд до сирены. У них была звездная сборная в самом расцвете сил, за спиной  был финал в Санкт-Петербурге-2000, но не было титулов. 

Наша сборная к третьему периоду окончательно вылезла из окопов, раздухарилась и полетела, усилиями Максима Сушинского сделала  счет 3:3 – и нарвалась на контратаку после того, как Жигмунд Палффи обокрал Дмитрия Рябыкина и вывел к воротам Петера Бондру. Соколов ждал передачи «на дальнего», а нападающий «Вашингтона» пальнул в ближний, и попал. Первое, что сказал лучший голкипер турнира в микст-зоне – «я проиграл финал». В этом был весь Макс. 

Ничего тот чемпионат с потрясающими последними днями не перевернул, но он дал надежду, что дурная бесконечность когда-нибудь да прервется. В международной части карьеры Максима Соколова тоже никакого перелома не наступило – на следующий чемпионат мира в Финляндию он снова поехал вторым номером, получил шанс на четвертьфинал с теми же чехами, но так, как в Йенчепинге, не получилось, и при счете 0:3 Соколов уступил место в воротах Подомацкому. 

Он еще возьмет бронзу в Вене-2005, будучи первым номером сборной, он сыграет в Риге-2006 два последних матча сборной на этом турнире, причем четвертьфинал снова будет проигран чешской сборной, и только в овертайме. Начавшаяся еще в 1998-м долгая эпопея со сборной, в ходе которой будет помимо семи чемпионатов мира и Кубок мира-2004, и олимпийский турнир в Турине-2006, подойдет к концу именно в Риге. Но когда произносят фамилию «Соколов», все в первую очередь вспоминают Йенчепинг и Гетеборг – два фантастических матча одного из лучших голкиперов отечественного хоккея. 

Не самого везучего, конечно. Основным вратарем сборной он был на двух чемпионатах мира, а главного успеха добился, изначально будучи вторым. Таких парадоксов, учитывая и богатую на события клубную карьеру, у Соколова немало. В детстве больше любил баскетбол, в хоккей пошел, потому что секция была рядом, начинал нападающим, и вполне забивным, а в воротах оказался по чистой случайности. К признанию шел долго и трудно, начав карьеру в самое неудачное для отечественного хоккея переходное время в клубе областного статуса, который и в советские времена только по большим праздникам допускался на близкое к столичным монстрам расстояние. СКА в 90-е годы вообще не претендовал на награды, быстро оттесненный новыми лидерами. Как потом скажет сам Максим, «перебивались с воды на сухари», а числился он поначалу в клубе как «ремонтник плоскостных сооружений».  Мало кто обращал внимание на упорного, не по годам серьезного, но второго-третьего вратаря. Прорыв не случился и тогда, когда он стал, наконец, первым номером, и в 1998-м, когда Владимир Юрзинов-старший взял Соколова на чемпионат мира в Швейцарию третьим вратарем. И только переход в «Северсталь» (это было повышение) в начале нового столетия позволил Максиму выйти на новый уровень – не игры, а доверия. 

Дело, конечно, не только в объективных обстоятельствах, не позволявших долго раскрыться таланту, но и в особенностях характера и стиля. Вратарское амплуа само по себе предполагает некую отдельность, поэтому часто голкиперы, по мнению окружающих – люди со странностями, со своими причудами. Самокопание – неизбежная составляющая жизни практически любого голкипера, а у Максима Соколова с ранних лет оно приобрело прямо-таки гипертрофированное значение. Психологической устойчивости самоедство, естественно, не добавляло, а много думать не всегда полезно. Что касается стиля, то воспитанный на классике Соколов на себе познал, насколько энергозатратна эта манера, и как она выматывает. 

Он потрясающе провел второй сезон в «Авангарде», куда его позвал Валерий Белоусов (те, кто с ним хоть немного поработал, Максима уважали и не забывали). Сейв Соколова на последнем буллите в последнем решающем матче финальной серии-2004 с «Магниткой» стал золотым и вошел в легенду – а выполнял бросок лучший «пенальтист» того времени Валерий Карпов. Потом был Кубок европейских чемпионов, завоеванный «Авангардом» в родном для Соколова Питере, потом было возвращение в Питер, потом скитания по маршруту Омск-Новокузнецк-Санкт-Петербург-Челябинск-Санкт-Петербург-Нижнекамск. Последний матч за СКА Соколов провел 30 января 2012-го года, последний матч в карьере – 26 февраля следующего года за «Нефтехимик», в своем 22-м, если не ошибаюсь, рекордном сезоне. Как и в начале карьеры, в зрелые годы он, уже матерый и титулованный, не избежал «ссылок» в фарм-клубы, но относился к ним вполне философски. 

Он вообще философ по натуре. Скорее, печальный философ – не случайно у него такие грустные глаза. В любом интервью обязательно есть афористически выраженная мысль, таких цитат  на целую статью наберется. Соколов, кажется, всю жизнь продолжает искать себя. Учился на юриста, собирался защищать диссертацию под условным названием «Психологическая подготовка юных вратарей», думал об уходе в монастырь, игре отдавал всего себя, пока оставались силы. 

Он как-то пророчески сказал про себя: «Чувствовать себя счастливым – мне такое не грозит». Честно и горько, как и «я такой же слабый, как большинство из нас». 

Но лучше завершу другой цитатой из Максима Соколова: «Можно считать какой угодно мою карьеру, но она состоялась».

Конечно, состоялась.

Досье

Максим Анатольевич Соколов
Родился в Ленинграде 27 мая 1972 года. Вратарь, тренер. Заслуженный мастер спорта (2002);
Карьера игрока: 1990-2000, 2005-2007, 2009-2012 – СКА (с перерывами); 2000-2002 – «Северсталь», 2002-2005, 2007 – «Авангард»; 2007-2009 – «Металлург» (Новокузнецк): 2010 – «Трактор»; 2012-2013 – «Нефтехимик»; Участник чемпионатов мира 1998, 2001-2006, Кубка мира 2004 и Олимпийских игр 2006 в составе сборной России;
Достижения: серебряный призер чемпионата мира 2002, лучший вратарь турнира, включен в символическую сборную. Бронзовый призер чемпионата мира 2005, чемпион России 2004, лучший вратарь сезона и лауреат приза «Золотой шлем»  сезона 2003-2004. Бронзовый призер чемпионата России 2001, Обладатель Кубка европейских чемпионов 2005;
Карьера тренера: 2013-2014 – «Атлант» (Московская область), тренер вратарей; 2014-2015 – СКА, тренер вратарей; 2015-2016 – СКА, тренер; 2016-2019 – СКА-1946, тренер; 2019-2021 – СКА-1946, тренер вратарей; с 2021 – СКА-Нева, тренер вратарей;
Достижения: обладатель Кубка Гагарина 2015, финалист Кубка Харламова (МХЛ) 2018, бронзовый призер чемпионата МХЛ 2019. 

Владимир Мозговой Владимир Мозговой
специально для khl.ru
Поделиться
Прямая ссылка на материал
Распечатать